Статья 55.12. Утратила силу с 1 июля 2017 г. Исполнительный орган саморегулируемой организации

Утратили силу с 1 июля 2017 года. — Федеральный закон от 03.07.2016 N 372-ФЗ.

К компетенции исполнительного органа саморегулируемой организации относится руководство текущей деятельностью саморегулируемой организации в порядке и в пределах, которые установлены общим собранием членов саморегулируемой организации.

Комментарий к Ст. 55.12 ГрК РФ

1. Центральным субъектом повседневного (оперативного) управления деятельностью ГрСРО, как и большинства иных организаций (причем не только корпоративного, но и унитарного типа), является исполнительный орган. Вопросы его правового положения регламентируются ГрК РФ в комментируемой статье весьма лаконично — законодатель устанавливает лишь самые базовые положения, касающиеся компетенции и функционирования исполнительного органа. Такой нормативный минимализм может быть объяснен, во-первых, специальной предметной направленностью ГрК РФ (регулирование, главным образом, собственно градостроительных отношений — см. ст. 4 ГрК РФ) и, во-вторых, применимостью к исполнительному органу ГрСРО многих общих правил, сформулированных в ГК РФ, ФЗ «О некоммерческих организациях», ФЗ «О саморегулируемых организациях» для юридических лиц, корпораций (включая некоммерческие), ассоциаций (союзов), СРО (как вида ассоциаций (союзов)).

2. Компетенция исполнительного органа ГрСРО задается в ГрК РФ (вслед за п. 1 ст. 30 ФЗ «О некоммерческих организациях») прежде всего через фиксацию функциональной роли органа — руководить текущей деятельностью ГрСРО (что сопряжено с ответственностью за каждодневную работу организации, а также со своевременным и эффективным исполнением решений «вышестоящих» органов управления).

При этом общее собрание членов ГрСРО должно определить (в частности, посредством внесения соответствующих положений в устав) конкретный набор вопросов, решаемых исполнительным органом (см. ч. 11 ст. 55.10 и ч. 2 ст. 55.11 ГрК РФ). Тем самым применительно к исполнительному органу ГрСРО принцип остаточной компетенции не действует (остаточной, по логике ГрК РФ, напомним, является компетенция другого управленческого звена — постоянно действующего коллегиального органа управления). Поэтому крайне актуальным оказывается точное описание компетенции исполнительного органа, в том числе в ракурсе возможного оспаривания решений органов управления.

Пример: суд не внял аргументам общества, обратившегося с требованием признать незаконным отказ правления СРО внести на рассмотрение общего собрания членов предложенных обществом проектов сметы, сославшись на то, что уставом вопрос о вынесении на общее собрание предложения об утверждении сметы относится к исключительной компетенции генерального директора (а значит, общество вправе только выразить мнение по представленному проекту) (см. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 июня 2012 г. по делу N А20-2133/2011).

Подчеркнем и повторимся (см. п. 4 комментария к ст. 55.11), что такое постулирование является нетипичным: и ГК РФ (п. 3 ст. 65.3), и ФЗ «О некоммерческих организациях» (п. 2 ст. 30), и ФЗ «О саморегулируемых организациях» (ст. 18) придерживаются совершенно иного (и, думается, более адекватного) подхода, в соответствии с которым к компетенции именно исполнительного органа относятся все вопросы хозяйственной и иной деятельности организации, не попавшие в силу закона и устава в круг полномочий других органов управления. Однако на основании п. 4 ст. 49 ГК РФ, п. 2 ст. 28 ФЗ «О некоммерческих организациях», ч. 2 ст. 1 ФЗ «О саморегулируемых организациях» и ч. 4 ст. 4 ГрК РФ исследуемые специальные правила ГрК РФ о распределении полномочий между органами управления ГрСРО вытесняют общие предписания перечисленных нормативных актов.

3. Руководство текущей деятельностью со стороны исполнительного органа ГрСРО, само собой, не может носить произвольный и безграничный характер. ГрК РФ наделяет общее собрание членов ГрСРО (что вполне органично) полномочием по установлению:

а) порядка такого руководства (виды издаваемых актов, права и обязанности и т.д.) — процедурный ограничительный аспект;

б) его пределов (перечень решаемых вопросов, ограничения на совершение сделок количественного и качественного плана и пр.) — содержательный ограничительный аспект.

Данные положения комментируемой статьи ГрК РФ в полной мере корреспондируют с правилами п. 11 ст. 55.10 ГрК РФ об установлении компетенции исполнительного органа и порядка осуществления им руководства текущей деятельностью ГрСРО общим собранием членов.

4. Исполнительный орган может быть единоличным и (или) коллегиальным (п. 1 ст. 30 ФЗ «О некоммерческих организациях»). Образование единоличного исполнительного органа является обязательным, тогда как формирование одного или нескольких коллегиальных исполнительных органов (совета, правления, президиума и т.п.) производится на факультативной основе (абз. 1 п. 2 ст. 123.10 ГК РФ).

Вместе с тем создание и полноценное функционирование коллегиального исполнительного органа в ГрСРО оказывается довольно затруднительным, поскольку постоянно действующий коллегиальный орган управления (несмотря на то, что он не квалифицируется ГрК РФ в качестве исполнительного органа) неоправданно определяется в ГрК РФ как орган текущего руководства, т.е. структурное подразделение, призванное решать оперативные вопросы, традиционно входящие в предмет деятельности исполнительных органов (см. по этому поводу п. 3 комментария к ст. 55.11).

5. Закон не вводит каких-либо требований к наименованию исполнительного органа. Вследствие этого, а равно принимая во внимание положения п. 3 ст. 65.3 и п. 2 ст. 123.10 ГК РФ, которыми неисчерпывающим образом определяются возможные названия исполнительного органа (так, единоличный исполнительный орган корпорации, в том числе ассоциации (союза), предлагается именовать директором, генеральным директором, председателем, президентом и т.п.), ГрСРО вправе дать любое словесное обозначение рассматриваемой управленческой единице.

6. Не попали в поле зрения ГрК РФ моменты, определяющие порядок образования, а также срок полномочий исполнительного органа.

Исходя из системного толкования норм абз. 5 п. 2 ст. 65.3 и абз. 2 п. 2 ст. 123.10 ГК РФ, п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях», п. 3 ч. 3 и ч. 3.1 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях», образование исполнительного органа (назначение на должность лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа) и досрочное прекращение его полномочий (досрочное освобождение соответствующего лица от должности) относится к компетенции общего собрания членов ГрСРО, при этом уставом данные вопросы могут быть отнесены к компетенции иных коллегиальных органов (следовательно, речь в данном случае идет о неисключительной альтернативной компетенции высшего органа корпорации, при которой вопрос не может быть одновременно включен в компетенцию нескольких органов).

Срок полномочий исполнительного органа определяется организацией по своему усмотрению (поскольку специальных ограничительных положений на этот счет ни общегражданское законодательство, ни законодательство о саморегулировании не предусматривают), с учетом правил ст. ст. 58, 59 ТК РФ (которые, среди прочего, разрешают заключение трудового договора на неопределенный срок).

7. Во избежание конфликта интересов ФЗ «О саморегулируемых организациях» предусмотрительно оговаривает целый ряд запретов и ограничений, касающихся лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа. В частности, оно не вправе:

— являться членом органов управления (как единоличных, так и коллегиальных, не считая, по-видимому, высшего органа корпорации) членов СРО, их дочерних и зависимых обществ, а также работником, состоящим в штате названных организаций (ч. 5 ст. 14);

— приобретать ценные бумаги, эмитентами которых или должниками по которым являются члены СРО, их дочерние и зависимые общества;

— заключать с членами СРО, их дочерними и зависимыми обществами любые договоры имущественного страхования, кредитные договоры, соглашения о поручительстве;

— прямо (в качестве индивидуального предпринимателя) или косвенно (через участие в соответствующих хозяйственных товариществах и обществах) осуществлять предпринимательскую деятельность, являющуюся предметом саморегулирования СРО (ч. 4 ст. 14).

8. В соответствии с п. 1 ст. 53 и п. 3 ст. 65.3 ГК РФ допустимым является вариант множественности лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа, причем такая множественность может выражаться:

— во-первых, в наличии одного единоличного исполнительного органа, но с предоставлением его полномочий нескольких лицам, действующим совместно;

— во-вторых, в образовании нескольких единоличных исполнительных органов, действующих независимо друг от друга.

Соответствующие положения должны быть прямо предусмотрены уставом организации, а сведения об исследуемой множественности подлежат включению в ЕГРЮЛ. В интересах добросовестных участников оборота ВС РФ разумно разъясняет, что в отсутствие в ЕГРЮЛ сведений о совместном осуществлении или ином распределении полномочий предполагается, что лица, которым предоставлены полномочия выступать от имени юридического лица, действуют раздельно и осуществляют полномочия самостоятельно по всем вопросам компетенции органа (см. п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ»).

Заметим, что предложенная ГК РФ схема взаимодействия нескольких лиц, уполномоченных действовать от имени юридического лица, является недостаточно гибкой (либо совместное, либо раздельное осуществление полномочий), что вряд ли следует считать оправданным и удобным; целесообразной в этой связи видится корректировка законоположений, предполагающая прямое санкционирование также смешанного варианта распределения полномочий (по одним вопросам — совместное осуществление, по другим — «автономное»).

9. В условиях отсутствия специального регулирования вопросов образования и деятельности исполнительного органа в ГрК РФ подлежит применению ряд иных общих положений относительно исполнительных органов юридического лица, в частности:

— об их подотчетности высшему органу управления (п. 1 ст. 30 ФЗ «О некоммерческих организациях»);

— об обязанности исполнительного органа действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ), а равно его ответственности перед юридическим лицом за причиненные виновными действиями убытки (ст. 53.1 ГК РФ); при этом актуальность сохраняют правовые позиции, представленные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (к примеру, в части распределения бремени доказывания наличия оснований ответственности).

10. Спорным является вопрос о правомерности передачи функций единоличного исполнительного органа ГрСРО управляющей организации (управляющему). В отличие от законодательства, посвященного некоторым организационно-правовым формам юридических лиц (например, акционерным обществам и обществам с ограниченной ответственностью), ГрК РФ (как, впрочем, и ФЗ «О некоммерческих организациях», а также ФЗ «О саморегулируемых организациях») не содержит указаний по поводу возможности такого делегирования полномочий. Принимая в расчет отсутствие общего разрешения и трактуя умолчание, имеющее место в ГрК РФ, в качестве квалифицированного (т.е. не подразумевающего не предусмотренные законом варианты), приходим к заключению о нелегитимности в настоящее время передачи функций исполнительного органа ГрСРО управляющей организации (управляющему).

11. В соответствии с Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ комментируемая статья с 1 июля 2017 г. утрачивает силу (по-видимому, в том числе в целях преодоления неоправданных расхождений между положениями ГрК РФ, с одной стороны, и ГК РФ, ФЗ «О некоммерческих организациях», ФЗ «О саморегулируемых организациях», с другой стороны, относительно статуса и компетенции органов управления, о чем говорилось ранее). Образование и деятельность исполнительных органов в таком случае должны будут осуществляться на основе общих положений, если иное не будет установлено специальными нормами ГрК РФ.