Статья 55.10. Исключительная компетенция общего собрания членов саморегулируемой организации

К исключительной компетенции общего собрания членов саморегулируемой организации относятся следующие вопросы:

1) утверждение устава саморегулируемой организации, внесение в него изменений;

2) избрание тайным голосованием членов постоянно действующего коллегиального органа управления саморегулируемой организации, досрочное прекращение полномочий указанного органа или досрочное прекращение полномочий отдельных его членов;

3) избрание тайным голосованием руководителя постоянно действующего коллегиального органа управления саморегулируемой организации, досрочное прекращение полномочий такого руководителя;

4) установление размеров вступительного и регулярных членских взносов и порядка их уплаты;

5) установление размеров взносов в компенсационные фонды саморегулируемой организации: компенсационный фонд возмещения вреда и компенсационный фонд обеспечения договорных обязательств, порядка формирования таких компенсационных фондов. При этом размеры взносов в компенсационные фонды саморегулируемой организации устанавливаются не ниже минимальных размеров взносов в такие компенсационные фонды, предусмотренных частями 10 — 13 статьи 55.16 настоящего Кодекса;

5.1) установление правил размещения и инвестирования средств компенсационных фондов, принятие решения об инвестировании средств компенсационного фонда возмещения вреда, определение возможных способов размещения средств компенсационных фондов саморегулируемой организации в кредитных организациях;

6) утверждение документов, предусмотренных частью 1 статьи 55.5 настоящего Кодекса;

7) утратил силу с 1 июля 2017 г.;

8) утратил силу с 1 июля 2017 г.;

9) принятие решения об участии саморегулируемой организации в некоммерческих организациях, в том числе о вступлении в ассоциацию (союз) саморегулируемых организаций, торгово-промышленную палату, выходе из состава членов этих некоммерческих организаций;

10) принятие решения о реорганизации саморегулируемой организации в форме присоединения;

11) установление компетенции исполнительного органа саморегулируемой организации и порядка осуществления им руководства текущей деятельностью саморегулируемой организации;

12) принятие иных решений, которые в соответствии с настоящим Кодексом, Федеральным законом «О саморегулируемых организациях», другими федеральными законами и уставом саморегулируемой организации отнесены к исключительной компетенции общего собрания членов саморегулируемой организации.

Комментарий к Ст. 55.10 ГрК РФ

1. Непреложным элементом (функцией) всякой организованной системы, в том числе социальной (в нашем случае — ГрСРО), обеспечивающей ее сохранение и устойчивое развитие, является управление. Непосредственное управление, а также реализация правосубъектности ГрСРО осуществляются ее органами. Орган ГрСРО, как и всякий орган юридического лица, представляет собой структурно обособленную (организационно оформленную) часть юридического лица, образованную в установленном законом и учредительными документами порядке, обладающую определенными полномочиями (компетенцией), через реализацию которых происходит формирование и (или) изъявление во вне воли юридического лица <165>.
———————————
<165> См., в частности: Могилевский С.Д. Органы управления хозяйственными обществами: Правовой аспект: Монография. М.: Дело, 2001. С. 107.

ГрК, как и ФЗ «О саморегулируемых организациях» (ч. 1 ст. 15), исходит из «классической» (получившей отражение в ст. 65.3 ГК РФ для всех корпораций) трехзвенной модели управления ГрСРО, при которой органами управления выступают:

1) общее собрание членов ГрСРО;

2) постоянно действующий коллегиальный орган управления ГрСРО;

3) исполнительный орган ГрСРО.

Сведения о составе и компетенции органов и порядке принятия ими решений, в том числе по вопросам, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов, должны в обязательном порядке содержаться в уставе (п. 2 ст. 123.9 ГК РФ).

2. Общее собрание членов ГрСРО квалифицируется законодателем в качестве высшего органа управления, основная функция которого, как и любой некоммерческой организации, сводится к обеспечению соблюдения организацией целей, в интересах которых она была создана (п. п. 1, 2 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях», п. 1 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»). Характеристика рассматриваемого органа как высшего имеет под собой весомую подоплеку, поскольку:

а) к компетенции именно общего собрания относится решение наиболее принципиальных вопросов функционирования организации (реорганизация и ликвидация и т.п.);

б) общее собрание формирует иные органы управления (как мы увидим далее, постоянно действующий коллегиальный орган управления — в безусловном порядке, исполнительный орган — если иное не предусмотрено в уставе);

в) другие органы управления подотчетны общему собранию; решения, принятые общим собранием в пределах своей компетенции, имеют для них обязательное значение;

г) общее собрание в рамках локального поднормативного регулирования вырабатывает правила функционирования органов управления.

В изъятие из общего подхода ГК РФ в п. 1 ст. 65.3 предусматривает возможность в некоммерческих корпорациях с числом участников более 100 наделить статусом высшего органа съезд, конференцию или иной представительный (коллегиальный) орган; вместе с тем реализация данной возможности предполагает уставное нормотворчество в соответствии с законом. Поскольку законодательство о СРО, включая ГрК РФ, не содержит положений в развитие упомянутой нормы гражданско-правового кодификационного акта (кроме как в отношении Национального объединения ГрСРО — см. ст. 55.21 ГрК РФ), определение представительного (коллегиального) органа как высшего органа ГрСРО кажется нелегитимным.

3. Функциональное назначение той или иной структурной части юридического лица, ее связи субординационного и координационного характера с другими органами анализируются прежде всего с помощью понятия компетенции (от лат. competentia — принадлежность по праву), обычно используемого для отражения предмета ведения (круга решаемых вопросов), а также полномочий (прав и обязанностей) того или иного образования. Посредством распределения компетенции между органами выстраивается своеобразная система управления ГрСРО, базирующаяся на принципе разделения властей. В конечном счете наличие системы органов управления, обладающих соответствующей компетенцией, выступает решающей характеристикой организационного единства юридических лиц (включая СРО), управляемых и выступающих в обороте через формируемые в установленном порядке органы.

Комментируемая статья как раз и посвящена определению компетенции общего собрания членов ГрСРО. Высокая значимость данного вопроса сопряжена с тем, что принятие решения по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания, влечет абсолютную недействительность решения собрания — его ничтожность (ст. 181.5 ГК РФ). При этом возражение ответчика о том, что требование истца основано на ничтожном решении, оценивается судом по существу независимо от истечения срока исковой давности для признания этого решения недействительным (давностный же срок исчисляется по аналогии с правилами, установленными п. 5 ст. 181.4 ГК РФ для оспоримых решений собраний) (см. п. п. 106, 112 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ»).

4. Компетенция, о которой идет речь в комментируемой статье, обозначается законодателем в качестве исключительной. Это подразумевает, что вопросы, отнесенные законом к компетенции высшего органа управления, не могут быть переданы им для решения другим органам, если иное не предусмотрено законом (см. п. 2 ст. 65.3 ГК РФ, п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях»).

Исключительная компетенция общего собрания членов ГрСРО, раскрываемая в ст. 55.10 и иных статьях ГрК РФ, довольно разнообразна — она включает вопросы как организационного, так и имущественного толка. При этом, поскольку «…корпоративное управление в СРО — это не только управление внутри названной организации, но и управляющее воздействие СРО в отношении предпринимательской деятельности ее членов» <166>, в компетенцию общего собрания членов ГрСРО законом включены многие вопросы, имеющие выход на правовой статус членов организации (в аспекте саморегулирования).
———————————
<166> Лескова Ю.Г. Концептуальные и правовые основы саморегулирования предпринимательских отношений. М.: Статут, 2013. С. 263.

5. Прежде всего к исключительной компетенции высшего органа управления ГрСРО относится утверждение устава организации, а равно внесение в него изменений (п. 1 комментируемой статьи). Такое нормирование, являющееся общепринятым (в частности, аналогичный подход законодатель демонстрирует в п. 2 ст. 65.3 ГК РФ, п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях», ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»), объективно продиктовано важностью устава как учредительного документа ГрСРО, закрепляющего ключевые аспекты правового положения ГрСРО, в том числе состав и компетенцию органов управления юридического лица.

6. Именно общее собрание членов ГрСРО формирует постоянно действующий коллегиальный орган управления юридического лица и определяет фигуру его руководителя (ч. ч. 2, 3 комментируемой статьи) посредством:

а) избрания членов обозначенного органа и его руководителя; причем, несмотря на то что руководитель входит в состав постоянно действующего коллегиального органа управления, вопрос о его избрании носит автономный характер (избрание членов органа и избрание руководителя органа — отдельные компоненты компетенции общего собрания, вследствие чего, в частности, прекращение полномочий руководителя органа само по себе не означает завершения полномочий соответствующего лица в качестве члена органа);

б) досрочного прекращения полномочий; при этом применительно к постоянно действующему коллегиальному органу управления следует учитывать, что прекращение полномочий может быть и общим (когда речь идет об органе как таковом, т.е. об одновременном прекращении полномочий всех членов), и частичным, «поименным» (если прекращаются полномочия отдельных членов). Такая вариативность, с учетом отсутствия в законе требования об использовании механизма кумулятивного голосования, видится вполне приемлемой и удобной.

ГрК РФ особо оговаривает, что избрание членов постоянно действующего коллегиального органа управления и его руководителя производится только путем тайного голосования (при котором имя (наименование) голосующего лица не раскрывается); это создает дополнительные предпосылки для обеспечения свободного формирования воли голосующих членов ГрСРО по поводу персоналий лиц, управляющих организацией. Подчеркнем, что указания на обязательность тайного голосования при решении вопроса о досрочном прекращении полномочий (а равно по другим вопросам компетенции) ГрК РФ не содержит, в связи с чем, думается, в данном случае проведение открытого голосования является вполне правомерным (естественно, если иной — закрытый — способ голосования не вытекает из уставных положений либо решения собрания).

Пример: признавая правомерность решений собрания СРО, суд отметил, что принятие решений по вопросам об исключении членов президиума и избрании новых членов президиума путем тайного голосования и принятие решений по другим вопросам путем открытого голосования не противоречат процедуре голосования, предусмотренной ст. 55.10 ГрК РФ (см. Постановление ФАС Уральского округа от 25 января 2012 г. N Ф09-8202/11 по делу N А50-8122/2011).

7. Несколько по-другому регламентируется в ГрК РФ аспект взаимодействия высшего органа управления и исполнительного органа ГрСРО. К исключительной компетенции общего собрания членов законодатель относит не вопрос об избрании исполнительного органа, а установление его компетенции и порядка осуществления им руководства текущей деятельностью ГрСРО (ч. 11 комментируемой статьи); необходимость определения предметных границ деятельности исполнительного органа опосредуется тем, что принцип остаточной компетенции ГрК распространяет не на исполнительный орган, а на постоянно действующий коллегиальный орган управления (см. п. 4 комментария к ст. 55.11).

Таким образом, избрание исполнительного органа не составляет исключительную компетенцию общего собрания членов ГрСРО и может производиться, при наличии соответствующих уставных положений, постоянно действующим коллегиальным органом управления ГрСРО (подробнее об этом см. п. 6 комментария к ст. 55.12 ГрК РФ), из чего обоснованно исходит и судебная практика.

Пример: суд не принял во внимание доводы истца о превышении советом партнерства (постоянно действующим коллегиальным органом управления СРО) полномочий, указав, что вопрос о назначении на должность лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа СРО, может быть отнесен уставом к компетенции иных органов управления, в том числе совета (см. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 октября 2015 г. по делу N А56-10236/2015).

8. Весьма значимым с позиции устойчивого финансового обеспечения деятельности ГрСРО и имущественных интересов ее членов является вопрос уплаты членских взносов. Исходя из этого посыла размеры и порядок уплаты членских взносов, причем как вступительного, так и регулярных, подлежат установлению на общем собрании членов ГрСРО (ч. 4 комментируемой статьи). Такое определение компетенции высшего органа управления ГрСРО в целом укладывается в единые для всех ассоциаций (союзов) правила, установленные п. 1 ст. 123.10 ГК РФ (об отнесении к исключительной компетенции высшего органа принятия решений о порядке определения размера и способа уплаты членских взносов).

Правило о принадлежности вопроса о членских взносах (а также вопроса об исключении лица, не уплачивающего членские взносы, из членов ГрСРО, о чем пойдет речь далее) к компетенции общего собрания членов ГрСРО, конечно, нельзя трактовать в качестве основания для обязательного исключения члена из организации при нарушении обязанности по уплате взносов, из чего правомерно исходит судебная практика.

Пример: заявитель иска, не уплативший членские взносы, указывал, что СРО в соответствии с уставом должна была исключить его из членов корпорации (а не требовать взыскания задолженности) и что таким бездействием нарушаются его права и законные интересы; суды же пришли к выводу о том, что действующим законодательством СРО предоставлено право самостоятельно принимать решения об исключении из ее членов, при этом решение вопроса об исключении является правом, а не обязанностью (см. Постановления ФАС Московского округа от 18 ноября 2014 г. по делу N А40-162360/13, от 16 июня 2014 г. по делу N А40-149317/13).

9. Чрезвычайно важное значение в плане выполнения ГрСРО имущественно-обеспечительной функции (выражающейся в обеспечении имущественной ответственности членов ГрСРО по обязательствам перед третьими лицами) имеет формирование компенсационного фонда ГрСРО, в свете чего только общее собрание членов ГрСРО, согласно ч. 5 комментируемой статьи, устанавливает:

а) размеры взносов в названный фонд, которые, разумеется, не должны быть ниже вмененных законом минимальных размеров (по данному аспекту см. комментарий к ст. ст. 55.4 и 55.16 ГрК);

б) порядок формирования фонда (сроки внесения взносов и пр.);

в) способы размещения средств фонда.

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ серьезно скорректированы положения относительно обеспечения имущественной ответственности членов ГрСРО, в частности, теперь (новые правила вступили в силу с 4 июля 2016 г.) законом предусматривается формирование двух компенсационных фондов — компенсационного фонда возмещения вреда (в императивном порядке) и компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств (последний формируется в случаях, предусмотренных ч. ч. 2, 4 ст. 55.4 ГрК РФ), которые могут различаться в том числе условиями и способами инвестирования (размещения) средств. Сообразно этому пересматриваются и правила комментируемой статьи. К исключительной компетенции общего собрания членов ГрСРО с 1 июля 2017 г. будут относиться: установление размеров взносов в указанные компенсационные фонды (опять же не ниже минимальных порогов, предусмотренных ГрК РФ), порядка их формирования, а равно правил размещения и инвестирования средств фондов; определение возможных способов размещения данных средств в кредитных организациях; принятие решения об инвестировании средств компенсационного фонда возмещения вреда (ч. ч. 5, 5.1 комментируемой статьи в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ).

10. К исключительной компетенции общего собрания членов относится решение иных принципиальных вопросов, непосредственно связанных с целями создания и спецификой деятельности ГрСРО, а именно:

а) утверждение предусмотренных ч. ч. 1, 2 ст. 55.5 ГрК РФ документов, разрабатываемых ГрСРО на обязательной основе (требования к выдаче свидетельств о допуске к работам; правила контроля в области саморегулирования; документ, устанавливающий систему мер дисциплинарного воздействия) и в факультативном порядке (стандарты ГрСРО; правила саморегулирования) (п. 6 комментируемой статьи).

Заметим, что нормы ГрК РФ о видах внутренних документов ГрСРО и порядке их принятия кардинальным образом изменены Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ: с 1 июля 2017 г. предметом рассмотрения на общем собрании членов ГрСРО станут документы, разработка и утверждение которых предусмотрены законодательством РФ о некоммерческих организациях и ФЗ «О некоммерческих организациях», а также определенный набор внутренних документов (о компенсационных фондах, о реестре членов ГрСРО, о членстве в ГрСРО и пр.); стандарты же ГрСРО и внутренние документы, не попавшие в названный перечень, будут утверждаться не высшим органом управления, а постоянно действующим коллегиальным органом управления (см. ч. ч. 1, 10 ст. 55.5 ГрК РФ в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ);

б) принятие решения об исключении из членов ГрСРО в соответствии с ч. 2 ст. 55.7 ГрК РФ (ч. 7 комментируемой статьи), где зафиксированы конкретные основания принудительного прекращения членства в ГрСРО (несоблюдение требований технических регламентов, неуплата членских взносов и т.д.).

Необходимо иметь в виду, что согласно ч. 3 ст. 55.7 ГрК РФ в исключительную компетенцию общего собрания членов ГрСРО входит исключение по любым основаниям, представленным в ч. 2 данной статьи, кроме одного основания — отсутствия свидетельства о допуске хотя бы к одному виду работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства; в последнем случае, с учетом его очевидности, решение об исключении вправе принять постоянно действующий коллегиальный орган управления ГрСРО (т.е. наряду с высшим органом управления вопрос об исключении из членов ГрСРО здесь может быть рассмотрен и решен иным уполномоченным органом).

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ отменяет с 1 июля 2017 г. действие приведенных законоположений — исключение членов из ГрСРО станет прерогативой постоянно действующего коллегиального органа управления (см. ч. 4 ст. 55.7 ГрК в новой редакции);

в) определение перечня видов работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства и решение вопросов по выдаче свидетельства о допуске к которым относится к сфере деятельности ГрСРО (ч. 10 комментируемой статьи), а также принятие решения о прекращении действия свидетельства о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, в случае применения меры дисциплинарного воздействия (ч. 8 комментируемой статьи).

В большинстве же иных случаев (поступление заявления члена ГрСРО; неустранение членом ГрСРО выявленных нарушений и др.) действие указанного свидетельства прекращается по решению постоянно действующего коллегиального органа управления (см. ч. 15 ст. 55.8 ГрК).

Модернизация Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ градостроительного законодательства в части условий выполнения членом ГрСРО инженерных изысканий, осуществления подготовки проектной документации, строительства, реконструкции и капитального ремонта объектов капитального строительства (в частности, законодатель отказывается от схемы производства данных работ на основании свидетельства о допуске к работам) обусловливает утрату разобранными положениями ч. ч. 8, 10 комментируемой статьи своей силы с 1 июля 2017 г.

11. ГрСРО, будучи юридическим лицом, может участвовать в иных организациях, прежде всего некоммерческих, к примеру в торгово-промышленных палатах (которые, как и СРО, относятся к ассоциациям (союзам) — см. подп. 3 п. 3 ст. 50, п. 1 ст. 123.8 ГК РФ), в ассоциациях (союзах) СРО.

В соответствии с ч. 9 комментируемой статьи принятие решения об участии ГрСРО в некоммерческих организациях — вопрос исключительной компетенции общего собрания членов, причем:

а) правило о необходимости одобрения такого участия должно быть соблюдено безотносительно того, на какой стадии ГрСРО «подключается» к деятельности иной некоммерческой организации — при ее учреждении или в последующем (т.е. при вхождении в состав участников уже существующей некоммерческой организации);

б) термин «участие» трактуется в широком смысле — им охватываются ситуации не только приобретения, но и прекращения членства в некоммерческой организации (в ГрК РФ прямо говорится в том числе о выходе из состава членов некоммерческих организаций).

Вопрос об участии ГрСРО в коммерческих организациях в комментируемой статье не рассматривается. Исходя из предписаний п. 2 ст. 65.3, п. 5 ст. 123.1 ГК РФ, п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях» решения о создании других юридических лиц или об участии в других юридических лицах (а равно о создании филиалов или об открытии представительств) по умолчанию принимаются высшим органом, а в силу устава — коллегиальным органом корпорации. При этом стоит помнить, среди прочего, о запрете на учреждение СРО либо на ее участие в хозяйственных товариществах и обществах, осуществляющих предпринимательскую деятельность, являющуюся предметом саморегулирования для этой СРО (ч. 2 ст. 14 ФЗ «О саморегулируемых организациях»).

12. Исключительная компетенция общего собрания членов определяется ГрК РФ неисчерпывающим образом, причем она может быть расширена:

1) в порядке централизованного регулирования — федеральными законами (включая ГрК и ФЗ «О саморегулируемых организациях»).

Так, к исключительной компетенции высшего органа управления ГрСРО в силу положений иных (нежели ГрК РФ) федеральных законов (не «вытесненных» специальными правилами ГрК РФ) относятся следующие разноплановые вопросы:

— определение приоритетных направлений деятельности организации, принципов формирования и использования имущества (п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях», п. 5 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»);

— утверждение отчета постоянно действующего коллегиального органа управления и исполнительного органа (п. 6 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»);

— утверждение сметы организации, внесение в нее изменений, утверждение годовой бухгалтерской отчетности (п. 7 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»);

— принятие решений о дополнительных имущественных взносах членов в имущество ассоциации (союза) и о размере субсидиарной ответственности по обязательствам, если она предусмотрена законом или уставом (п. 1 ст. 123.10, п. 2 ст. 123.11 ГК РФ);

— утверждение мер дисциплинарного воздействия, порядка и оснований их применения (п. 4 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»);

— принятие решений о реорганизации <167> и ликвидации организации, о назначении ликвидационной комиссии (ликвидатора) и об утверждении ликвидационного баланса (п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях», п. 9 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»);
———————————
<167> С 1 июля 2017 г. вступает в силу правило об отнесении к исключительной компетенции высшего органа управления принятия решения о реорганизации ГрСРО в форме присоединения (п. 10 ст. 55.10 в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 372-ФЗ). Казуистичность данной нормы (она содержит указание лишь на одну форму реорганизации), полагаем, сама по себе не может служить основанием для аннулирования действия общих положений п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях» и п. 9 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях» о необходимости рассмотрения вопроса о реорганизации в любой форме (слияние, преобразование и пр.) именно высшим органом управления.

— принятие решения о добровольном исключении сведений о ГрСРО из государственного реестра СРО (п. 8 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»);

2) в формате децентрализованной (локальной) регламентации — путем включения соответствующих положений в устав ГрСРО.

Допущение ГрК РФ локального регулирования компетенции высшего органа управления (причем в сторону ее расширения), являясь типичным, четко соотносится с аналогичными положениями п. 2 ст. 65.3 ГК РФ, п. 3 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях», ч. 1 ст. 16 и п. 11 ч. 3 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях» (хотя в принципе не исключается и иной подход — так, компетенция общего собрания акционеров публичного акционерного общества, на основании п. 5 ст. 97 ГК РФ, определяется исключительно на законодательном уровне).

Правомерность увеличения объема компетенции общего собрания членов ГрСРО законом и уставом вовсе не свидетельствует, по нашему мнению, о возможности рассмотрения высшим органом управления вопросов, решение по которым входит в компетенцию иных органов. Однако в судебной практике представлено и иное видение.

Пример: рассматривая дело об оспаривании решений СРО, суд отметил, что по смыслу ст. ст. 16, 17 ФЗ «О саморегулируемых организациях», ст. 55.10 ГрК РФ не исключается возможность рассмотрения вопросов, являвшихся предметом повестки дня заседания правления, и принятие по ним решений общим собранием членов как высшим органом управления, которому подконтрольны иные органы управления организации (см. Постановление ФАС Московского округа от 29 ноября 2012 г. по делу N А40-90901/11-45-801).

13. ГрК РФ в основном уделяет внимание компетенции общего собрания членов ГрСРО, оставляя за скобками большинство иных моментов (по поводу порядка подготовки, созыва и проведения собрания и т.д.). В этой связи применению, в частности, подлежат следующие процедурные предписания, введенные общегражданским законодательством и общим законодательством о саморегулировании:

а) о сроках проведения собраний — созыв собраний осуществляется с периодичностью и в порядке, которые установлены уставом, но не реже чем один раз в год (ч. 2 ст. 16 ФЗ «О саморегулируемых организациях»);

б) о кворуме собрания — на основании п. 4 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях» собрание считается правомочным, если на нем присутствует более половины членов организации;

в) о кворуме для принятия решений — по общему правилу решение принимается большинством голосов членов, присутствующих на собрании; однако решение по вопросам исключительной компетенции высшего органа управления принимается единогласно или квалифицированным большинством голосов в соответствии с федеральными законами и учредительными документами (п. 4 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях»). Так, решение об утверждении документов, предусмотренных ч. ч. 1, 2 ст. 55.5 ГрК РФ, предполагает голосование «за» более чем 50% общего числа членов ГрСРО (а не только присутствующих на собрании) (см. ч. 13 ст. 55.5 ГрК);

г) о формах проведения собраний — в силу п. п. 4, 4.1 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях» собрание может проводиться не только в очной, но и в заочной форме (за исключением случаев принятия решений по вопросам, предусмотренным абз. 2 — 9 п. 3 ст. 29 названного нормативного акта), т.е. путем проведения заочного голосования (опросным путем); порядок проведения заочного голосования надлежит определить уставом (причем он должен предусматривать: обязательность сообщения всем членам предлагаемой повестки дня; возможность ознакомления всех членов до начала голосования со всеми необходимыми информацией и материалами; возможность вносить предложения о включении в повестку дня дополнительных вопросов; обязательность сообщения всем членам до начала голосования измененной повестки дня; срок окончания процедуры голосования).

Разъяснения Минюста России в письме от 23 августа 2010 г. N 15-14786 (принятые еще до внесения в ФЗ «О некоммерческих организациях» положений о заочном голосовании) о невозможности заочной формы проведения общего собрания членов ГрСРО (по мотиву того, что закон связывает правомочность общего собрания членов некоммерческих организаций, а также принятие им решений с личным присутствием на данном собрании его членов; иных же способов проведения собрания и принятия им решений законодательством РФ не предусмотрено) тем самым деактуализировались <168>;
———————————
<168> Более того, даже до соответствующего уточнения норм ФЗ «О некоммерческих организациях» позиция Минюста России была небесспорной. В частности, Д.А. Петров не без оснований заявлял о том, что «предполагать наличие запрета на заочное голосование в СРО было бы нелогичным» (Петров Д. Саморегулирование в градостроительстве // ЭЖ-Юрист. 2010. N 16).

д) о документальном оформлении хода проведения собрания и его итогов — обязательным является составление протокола в письменной форме (с отражением предписанной законом информации) и его подписание председательствующим на собрании и секретарем собрания (см. п. п. 3 — 5 ст. 181.2 ГК РФ, п. 4.1 ст. 29 ФЗ «О некоммерческих организациях»).